Неудобный разговор о смерти

Том Батлер

Данные недавнего исследования демонстрируют, что доля британцев, считающих себя христианами, выросла на один процентный пункт за прошлый год. В то же время доля людей, которые считают себя нерелигиозными, сократилась на один процентный пункт. Некоторые видят в этом верный признак того, что спад христианства в Британии остановился. Хотя… можно ли утверждать наверняка?

Как и многие отошедшие от дел священники, время от времени я принимаю ничтожное участие в напряженном служении своего прихода, совершая погребальные службы в крематории. Вижу, как многое изменилось со времени моего активного служения. Например, люди не склонны присоединяться к общей молитве, почти не слышно общих песнопений, скорее в прощальной церемонии услышишь песню «Я сделал это по-своему» Фрэнка Синатры. И это отражает общий характер подобных служб, больше похожих на восхваление жизни усопшего, но никак не на поминание его смерти. Конечно, очень сложно заговорить вдруг о смерти посреди людей, оставшихся жить. Сейчас и в будущем нам проще заполнять это время поэзией, славными речами, молитвами или знаменитыми песнями. Нам проще говорить о жизненном пути, потому что эта часть нашего существа нам хорошо знакома. Но часто только на священнике лежит ответственность заговорить о жизни после смерти. А сложность именно в том, что со смертью мы сами еще не столкнулись.

Несколько лет назад я назначил капеллана в крупную больницу в Лондоне. Спустя несколько месяцев директор больницы позвонил мне и сказал: «Сожалею, епископ, но назначенный вами капеллан не справляется». «Почему?», — поинтересовался я, — «Он кажется мне опытным священником с сердцем доброго пастыря». «Это действительно так», — сказал директор, — «но он вовсе не представляет, как обходиться со смертью, а уж это точно требуется от больничного капеллана».

Я часто вспоминаю этот короткий разговор, потому что он представляется мне крайне важным. Мы живем в обществе, которое способно принять смерть только путем ее отрицания. И это понятно, так как обычно именно религия предлагала готовый словарь, на который люди могли бы опереться в подобных вопросах. Отрицая религию, мы потеряли навык разговора о смерти.

Однако верю, что религиозные термины и образы способны оставлять глубокий след в памяти людей. Вчера я прочел трогательное посвящение великому скрипачу Полу Робертсону, который недавно скончался. Он слыл иудеем-скептиком, но восемь лет назад после серии случаев, в которых он находился на грани смерти, он пережил резкую трансформацию. В одном из своих «предсмертных» видений он столкнулся с религиозным образом, как это частенько бывает. И врач в больнице, где он проходил наблюдение, припомнил, что после этого известный атеист сказал ему: «Я боюсь, мне следует полностью пересмотреть свои взгляды и мировоззрение».

Подозреваю, все мы — не важно, насколько религиозными мы являемся сегодня, — по-иному станем размышлять о смерти по мере того, как и сами приобретем подобный опыт. Одна из немногих данностей нашей жизни — это смерть. И, возможно, нам не следует быть слишком уверенными в том, что мы уже познали все, по мере того, как мы приближаемся к этой грани.

Есть вопрос или что-то не понятно? Задайте свой вопрос в комментариях, отвечу за 60 сек.

contentimage-5849-94184-funeral

Ваш вопрос или комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

w

Connecting to %s