Какого цвета ваша Пасха?

Сэм Уэллс

Ужасный взрыв в Лахоре, который, по заявлению одной из группировок талибов, был направлен против пакистанских христиан, стал болезненным напоминанием о том, что существует две пасхальные истории. В одной из этих историй есть шоколадные яйца и пасхальные зайцы, — эта Пасха как будто светится желтым цветом. И есть другая, выжженная красным цветом, — цветом жертвы, смерти и жестокого преследования.

Когда отдельных людей или группы преследуют за веру, современное общество обычно на это отвечает, что вера — дело личное, и надо бы верующих предоставить самим себе, чтобы они полностью реализовали свое право на религию. Но ранние христиане ни на минуту не думали, что вера является делом частным. Когда апостол Фома встречает воскресшего Христа, и Христос предлагает ученику вложить свой палец в раны на руках и в ребрах, Фома отвечает так: «Господь мой и Бог мой!». Он отчетливо произносит титул, часто используемый по отношению к римскому императору. Однако, Фома становится в тот миг свидетелем такого явления, на которое не мог претендовать и сам римский император, свидетелем того, что находится за пределами допустимых представлений даже о величайшей силе на земле: Фома свидетельствует победу над смертью.

Но вот еще, в чем состоит важный аспект. Перед взором Фомы предстает настоящая сила — впечатляющая, удивительная, величественная сила. Но эта сила в руках Того, Кто по-прежнему остается милостивым, любящим и прощающим, даже после предательства учеников, после того, как они отреклись и оставили Его. Иногда люди воспринимают христиан как некую группу по интересам, у которой есть права и которой необходима защита, группе, которой полагается определенная доля уважения за выбранный образ жизни. Как христианин я вовсе не уверен, что ожидаю подобного отношения к себе. Конечно, я хочу, чтобы все люди засвидетельствовали и по-настоящему ощутили силу Бога. Но я верю, что этого легче добиться, если будешь встречать на своем пути не столько верующих, озабоченных собственными правами и достоинством, сколько людей милостивых, любящих и прощающих.

Точно так же, как существует две Пасхи, желтая и красная, существует и два ответа на ужасное происшествие, подобное произошедшему в Лахоре. Кто-то скажет, что необходимы ответные удары, Талибан необходимо искоренить и уничтожить, христиане должны получить требуемую защиту, их права должны быть соблюдены. Но можно и удивленно заметить: как вообще произошло, что мир видит в христианах кого угодно, только не людей милостивых, любящих и прощающих? И как добиться, чтобы снова перед лицом насилия и кровавой бойни прозвучал христианский голос: «Отец, прости им, ибо не ведают, что творят»? Как могут христиане отплатить за ненависть любовью, за кровь — прощением, за отчаяние — надеждой?

Так Пасха, на самом деле, желтая или красная? Только перед лицом гонений вера проявляет свой истинный цвет.

Читайте также:

Все статьи в разделе Мнения

Есть вопрос, или что-то не понятно? Давайте обсудим! Оставьте свой комментарий или задайте вопрос.

jean-lc3a9on_gc3a9rc3b4me_-_the_christian_martyrs_last_prayer_-_walters_37113

Ваш вопрос или комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

w

Connecting to %s