Сексуальные преступления в церкви

Передача на радио Би-Би-Си, ведущий Эдвард Стортон

Большое расследование по поводу сексуальных преступлений, совершенных в церкви на протяжении длительного времени, проводимое новозеландским судьей, обратило внимание на англиканскую церковь. И по неудачному для церкви стечению обстоятельств новый этап слушаний пришелся на ту же неделю, что и публикация крайне критического доклада о том, как англиканская церковь обращалась с обвинениями в сексуальных преступлениях в отношении человека, известного как Джо. По словам жертвы, он рассказал нескольким высокопоставленным представителям церкви о том, что подвергался сексуальному насилию со стороны священников в семидесятых годах, но ни один из них не отреагировал на жалобы. Есть ли нечто особенное в процессе функционирования церкви, что способствует совершению сексуальных преступлений или их сокрытию? Этот вопрос обсудим с Рейчел Мэнн, богословом и англиканским священником из Манчестера, Ричардом Скорером, юристом, представляющим интересы жертв сексуальных преступлений в нескольких церквях, и Джастином Хамфрисом, руководителем церковной службы безопасности и защиты детей.

Рейчел Думаю, одна из особенностей религиозных учреждений состоит в специфической риторике. Например, мы часто говорим о себе как о семье, или ставим понятие любви во главу угла. Однако, следует учитывать, что даже слово «семья» не является нейтральным, это слово способно транслировать не только позитивную коннотацию. «Семья» и подобные термины содержат в себе и теневую сторону и, следовательно, могут быть использованы не по назначению людьми с греховными и порочными склонностями.

Ричард Мне доводилось представлять жертв преступлений как в церковной, так и в светской среде, и в обеих сферах есть общие черты. Но в церкви существуют свои особенности, которые повторяются снова и снова. Одна из них это ошибочный фокус на всепрощении, когда жертвам преступлений говорят, что они должны в любом случае простить преступника. На самом деле, им стоило бы сказать, что произошедшее с ними — в корне неправильно, и надо немедленно разобраться с этим, путем привлечения нарушителя к закону. Другая проблема — это статус и авторитет священства, которые можно использовать не по назначению для защиты сексуальных преступников из числа клира. Жертвы преступлений боятся предъявить обвинение человеку, который, по их мнению, наделен властью от Бога. Статус и авторитет священника может быть использован самими служителями церкви, совершившими преступления, для рационального обоснования своего поведения. Мне доводилось слушать очень интересные интервью с сексуальными преступниками, в которых священники заявляют, что были призваны Богом на служение, и Бог наверняка знал об их склонностях, о сексуальном интересе к детям, но Он все же призвал их на это служение. Следовательно, Бог якобы спокойно относится к сексуальным проявлениям этих священников.

Ведущий Джастин, вам кажутся удивительными подобные факторы, которые специфичны именно для церкви?

Джастин Да, думаю, они удивляют меня. Церковная община как семья играет, конечно, важную роль в этом процессе. Стоит, впрочем, отдавать себе отчет в том, что множество сексуальных преступлений происходят как раз внутри семей. Поэтому когда мы переносим понятие семьи в церковный контекст, почему мы считаем, что вдруг все станет иначе? Если говорить о власти, контроле и положении священников, — есть, несомненно, такая проблема. Мы часто смешиваем понятия, говорим, что надо всем прощать, проявить милость, и конечно, в контексте церкви возникает путаница. Отсутсвует необходимый баланс между проявлением милости и теми  рисками, которые за собой влечет прощение подобных преступлений.

Ведущий Многие могут сказать, что прощение является центральным понятием не только для института церкви, но и для самого христианства. Как же можно быть верным принципам прощения в таких условиях, не попав при этом в опасную ловушку?

Ричард Думаю, мы должны требовать от церкви четкой позиции в отношении того, как прощение можно интегрировать в процесс разбора подобных преступлений. Мое понимание христианского богословия состоит в том, что прощение является следствием истинного покаяния. Его нельзя использовать для защиты людей от последствий их разрушительных действий. Именно подобное понимание истинного прощения должно быть четко транслировано в церкви, чтобы прощение не было использовано в искаженном виде для защиты людей, которые совершают эти преступления.

Ведущий И пару слов о семейственности в Церкви. Если дела в определенной семье идут не очень, это же не значит, что сам институт семьи плохой. Все-таки многие люди восхищаются той идеей, что Церковь видит себя как семью.

Рейчел Опасность, с которой постоянно сталкивается церковь, состоит в том, что некоторые виды семейственности идеализируются. Это понимание основано на традиционно патриархальном представлении о власти, «власти над», а не такой власти, которая пытается созидать отношения в истинной любви. Прощение же — в моем понимании — есть дар Божий. Прощение — это икона Божественной безграничной любви к нам. Нам надо еще определить, каким образом наше общество, наши церкви, любые религиозные учреждения могут созидать прощение в правильном понимании — а не прощение в неверном, порочном ключе.

Джастин Да, к сожалению, за неверно понятным прощением хитрые люди готовы прятаться. Еще мы забываем, что прощение — это явление крайне личное. Именно тот, в отношении кого было совершено преступление, принимает решение о прощении, а ведь некоторые люди не способны простить никогда. Нам надо быть крайне осторожными, чтобы не оказывать излишнее давление на них. Часто к прощению относятся очень легкомысленно: ну хорошо, что было, то было, спрячем мусор под ковер, можем двигаться дальше — такой подход наносит величайший урон жертвам.

Ведущий Один из аспектов отчета, который был опубликован на этой неделе, состоит в том, что такие вопросы часто списывают со счетов еще в тот момент, когда люди приходят к епископам и священникам и сообщают им о том, что против них было совершено преступление. Ричард, вы юрист, и вам часто приходилось списывать вещи со счетов. Можно ли утверждать, что священники не склонны сообщать о сексуальных преступлениях, это против их инстинктов? Им проще поговорить с кем-то приватно, чем раздувать из подобных разговоров настоящие разбирательства.

Ричард Думаю что имея информацию о масштабах сексуального насилия над детьми в этих учреждениях, которой мы располагаем, нам уже давно пора принять на вооружение культуру обязательного формального разбирательства в каждом из таких случаев. Это необходимо, чтобы все подобные ситуации можно было адекватно расследовать, и мы бы могли в каждом случае правильно отреагировать.

Ведущий Рейчел, что для вас важнее: если кто-то придет к вам на прием — вы сразу достаете блокнот или же сначала пообщаетесь с людьми, чтобы обсудить их беспокойство?

Рейчел Надеюсь, будучи человеком, я способна общаться с каждым посетителем по-разному в зависимости от ситуации. Однако следует однозначно заявить: когда ты сталкиваешься с преступлением, каждый раз этот вопрос должен решаться только соответствующими структурами и средствами.

Ведущий Джастин, интересно, замечаете ли вы изменение культуры в этом отношени?

Джастин Думаю, в некоторых аспектах да, заметно изменение культуры. Конечно же, церковь в этой стране очень разная, и возможно, некоторые части церкви притыкаются об эту проблему больше, чем другие. Например, есть остается нерешенным вопрос, что делать с тайной исповеди в подобных случаях. Можно ли отложить отпущение грехов священником в тех случаях, когда факты сексуальных преступлений в отношении детей всплывают в ходе исповеди. Думаю, предложение, высказанное Ричардом, об обязательном донесении подобных случаев — является крайне важным, мы должны принимать его во внимание.

Ричард Именно наша сегодняшняя беседа о том, влияют ли культурные особенности церкви на практику сексуальных преступлений, — как раз та тема, которую следует чаще поднимать в церкви. Особенно она должна возникать на высшем уровне церкви. Однако пока мне не кажется, что это действительно происходит в необходимой мере.

Джастин Да, соглашусь с этим. Мы должны учиться на ужасных ошибках, которые уже совершили, и мы всегда стремимся поддержать работу, которая позволяет церкви взять на вооружение эти инструменты. Конечно, подобные изменения займут немало времени, но определенные вещи можно внедрить относительно быстро.

Ведущий Во многих из известных случаев дело было настолько давно, что обвиняемый уже скончался. Например, так произошло в случае епископа Джорджа Белла. Группа поддерживающих его людей выступила с докладом, в котором обвиняет церковь в поспешности обвинительного решения. Защитники Белла говорят о том, что это несправедливо, поскольку выдвинутые против епископа обвинения не были в должной мере расследованы. Какой бы вы дали совет церкви в вопросах расследования преступлений людей, которых уже нет с нами?

Джастин Очень сложная ситуация. Но наша позиция проста: если есть подозрение в совершении преступления, вы однозначно обязаны поделиться своими сомнениями по установленной процедуре. Если у вас возникают опасения, что вас не услышали с первого раза, что ваш вопрос никак не решается, вы должны знать, куда можно пойти дальше. Конкретно в случае Джорджа Белла очень интересно посмотреть, к каким выводам к концу года придет специальная комиссия, созданная по этому вопросу.

Читайте также:

Все статьи в разделе Полемика

Есть вопрос, или что-то не понятно? Давайте обсудим! Оставьте свой комментарий или задайте вопрос.

catholicchurchabusescandalgraffitiportugal2011

Ваш вопрос или комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

w

Connecting to %s