Вера и нацистские преступники

Передача на «Би-Би-Си», ведущая Рошинн Макколи

Журналист Тим Таунсенд на исторической выставке случайно увидел письмо обычной американской домохозяйке, подписанное 21 нацистским военным преступником, включая Германа Геринга, через самоубийство сумевшего обмануть даже систему правосудия перед самой казнью. Люди, написавшие письмо, хотели, чтобы ее муж, лютеранский пастор Хенри Гереки, военный капеллан, направленный в Нюрнберг, остался с ними до конца. Тим Таунсенд начал свое расследование жизни Хенри Гереки и открыл историю о справедливости, милосердии и пределах прощения. Он написал об этом книгу «Миссия в Нюрнберге». Я расспросила автора о том, как пастор из Миссури стал духовником создателей холокоста.

Тим Хенри Гереки было уже пятьдесят, когда он стал пастором-добровольцем в 1943 году, и американская армия в тот момент была готова принимать даже таких пожилых пасторов. Он был одним из старейших служителей за пределами США. Войну он провел в 100 км к западу от Лондона в военном госпитале, а после войны отправился служить в мюнхенскую больницу. Полковник, руководивший кадровыми вопросами для Нюрнбергского процесса, услышал о нем. Ему нужны были капелланы, и вот поблизости был пастор, который не только говорил по-немецки, но еще и имел опыт тюремного служения. До войны Гереки служил в сент-луисской тюремной системе и был лютеранином, а это была вера многих заключенных-протестантов. Его командующий офицер спросил, готов ли пастор взяться это задание. Его не назначили или приказали отправиться туда, его спросили, хочет ли он этого. Он был относительно стар и служил уже давно, он бы мог без каких-либо препятствий отправиться домой. Гереки испытывал большие сомнения, когда перед ним поставили этот вопрос, ведь он не виделся с женой и младшим сыном уже два года. Как и все, он просто хотел отправиться домой. С другой стороны, он понимал, что это будет невероятная возможность служения, и все же одновременно Гереки был очень-очень напуган перед встречей с этими людьми, о чем писал сыну.

Ведущая Из книги понятно, что когда Гереки первый раз встречает военных преступников, ему приходится принять непростое решение — стоит ли пожимать им руку. И все-таки он решается на это.

Тим Примерно за неделю до начало процесса его представил заключенным второй капеллан, который также работал с заключенными. В момент знакомства второго капеллана срочно вызвали куда-то, и Гереки остался наедине с охранниками. Ему пришлось самому идти из камеры в камеру, чтобы познакомится с этим людьми. Да, вы правы, он сомневается, стоит ли пожимать им руку. И все-таки решает сделать это, чтобы завоевать доверие заключенных. Он знает, что это поможет ему в работе, и не важно, как он сам относится к обвинениям против этих людей. Когда Гереки позже описал эти события в 1950-х, многие его резко осудили даже за этот небольшой жест человечности по отношению к преступникам.

Ведущая Также очевидно, что он сформировал определенные отношения с Германом Герингом. Позже он писал письма его дочери. Странным образом Гереки почти даже подружился с ним.

Тим Это можно сказать о многих, кто встретил Геринга в тюрьме, он был очень приятным в обращении человеком. Многие тюремные охранники сдружились с ним и даже обменивались какими-то мелочами. Гереки и Геринг сформировали интересные отношения, крутившиеся вокруг вопросов веры и власти. Они впоследствии много беседовали об основах христианства, которые Геринг подвергал сомнению. Гереки видел частью своего служения обучение в вере этих людей, он всегда старался объяснить, почему вера устроена именно так, почему христиане верят в это. Это все происходило до самой последнего вечера жизни Геринга, у них состоялась одна из таких бесед всего за несколько часов до того, как Геринг покончил с собой. Оба капеллана — второй был католиком — провели огромную работу для того, чтобы жены и дети этих заключенных остались живы, чтобы за ними кто-то присматривал, у них была еда, и в конце они могли бы встретиться с заключенными, которых вскоре казнили.

Ведущая Некоторые из них приняли причастие перед смертью, например, Риббентроп, но Геринг не пошел на причастие.

Тим Геринг оставался до самого конца сложным собеседником для Гереки. Возможно, потому, что он был слишком напитан духом национал-социализмом, чтобы верить во что-то еще. Все эти люди получили в детстве христианское духовное образование, поэтому они знали основы веры, но Гереки все же старался вернуть им подлинное понимание христианства.

Ведущая Я прочла в вашей книге, что он старался как бы всегда помнить, что они тоже были детьми.

Тим Я даже пытался структурировать книгу таким образом, чтобы показать это. Мы сейчас думаем об этих нацистах как о классических злодеях из комиксов. Они определенно были злодеями и делали страшные вещи, однако, я хотел показать, как эти люди выросли, ведь когда-то они были детьми. Однажды настал поворотный момент в их жизни, они сделали выбор в пользу зла и уже безвозвратно стали членами нацистской партии. Для Гереки было важно не это, а что да, они когда-то были детьми. Однако, такова жизнь, что некоторые люди стали пешками в руках Гитлера.

Ведущая Книга также полна необычайных и порой крайне страшных подробностей о деятельности нацистских преступников. Как капелланы вообще смогли поверить, что эти люди заслуживали прощения, были достойны причастия?

Тим Это был главный вопрос и для меня тоже. Как вообще можно было прийти к заключению, что люди, совершившие самые страшные вещи, которые можно только вообразить, люди, которые никогда не принимали во внимание веру других людей, а напротив, убивали по причине веры, — как они могли заслужить духовное утешение, причем в ходе процесса, где их судили как раз за эти ужасные преступления? Одна из самых невероятных и берущих за душу подробностей заключалась в том, что незадолго до процесса католический капеллан, служивший в Нюрнберге, в составе военного подразделения прошел всю Германию до Австрии, чтобы освободить людей из одного из самых зловещих концлагерей «Маутхаузен». Он был там в первые дни освобождения в качестве капеллана и похоронил более 3 тыс. тел за первые несколько недель. Всего три месяца спустя он оказался на Нюрбернском процессе, куда его направили в качестве духовника заключенных и где ему пришлось столкнуться с Эрнстом Кальтенбруннером, нацистом, который курировал всю систему концлагерей. Этот пастор видел своими глазами без преувеличения самую страшную и оголенную сторону геноцида. И вот, уже месяц спустя он преклоняет колено на каменном полу тюремной камеры рядом с человеком, который контролировал работу этого лагеря. Как это возможно? Думаю, это отражает глубину веры этих пасторов. Я на это, например, точно не был бы способен. Но эти два человека точно знали, на что идут, и тем не мене приняли решение, что даже такие люди являются чадами Божьими. В христианской вере понятие прощения является ключевым по причине крестной смерти Христа, и капелланы по-настоящему воплотили эту богословскую идею в жизнь. В конце концов именно это помогало им завершить ту миссию, которой они были так преданы.

Ведущая Что скажите по поводу укоров совести? Капелланы вообще говорили о том, что обвиняемые осознали свою вину?

Тим Одна из проблем в написании книги о капелланах состоит в том, что все услышанное на исповеди остается тайной навсегда. Я разговаривал со старшим сыном Кераки, Хэнком. Они вместе воевали и очень сблизились после войны. Однажды вечером они сидели на крыльце дома в Иллинойсе, просто пили пиво. И вот Хэнк спрашивает у отца: «Что эти парни тебе сказали? Знаешь, они все уже мертвы, это произошло годы назад. Кто-нибудь из них вообще извинился? Пережили они преображение через общение с тобой? Поняли, что сделали нечто ужасное? Готовы ли были принять искупление? Выражали хоть какое-нибудь сожаление?» Поймите, в тот момент они были вдвоем, никого рядом не было. Но Хенри только усмехнулся на эти расспросы: «Хэнк, ты знаешь, я не могу говорить об этом. Этого я никому никогда не скажу». Поэтому мы не узнаем, испытывали чувство вины эти люди или нет. 

Читайте также:

Все статьи в рубрике Миссия

Есть вопрос или что-то не понятно? Задайте свой вопрос в комментариях, отвечу за 60 сек.

53220cadc8a6c-preview-620

Вера и нацистские преступники: Один комментарий

  1. Капелланы выполняли свой долг обратить мысли преступника ко Христу.И это хорошо, хоть и по-человечески трудно. Разбойника, позже названного Благоразумным, распинали не за кражу булочки на базаре.

Ваш вопрос или комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

w

Connecting to %s