Христианство с кулаками

На наших беседах перед крещением редко задают острые вопросы, но так получилось в этот раз. Случайно заброшенный к нам условный Илья смог в сжатой форме очень быстро предъявить стандартный набор претензий к церкви, которые легко можно услышать в связи с последними скандалами, возникшими попросту из-за того, что православные хотят себя защитить — неважно от чего. Были там и закон о защите чувств верующих, и агрессия в отношении гомосексуалистов, и строительство храмов в Москве, и освобождение церкви от налогов — все понятия хорошо знакомые, которые, кажется, каждую неделю можно дополнять новыми, того же порядка.

Главная проблема с этими обвинениями, конечно же, в том, что по-хорошему ответить на них нечего. Церковь не смогла сформулировать ответ на больные вопросы, не готова это сделать и не хочет. Более того, политика чистки рядов последнего десятилетия привела к тому, что сформулировать этот ответ некому. Кураевы максимально маргинализированы и фактически выброшены на периферию церковного мнения, голос либеральных священников не слышен — как правило, по формальной причине того, что говорить им не разрешают. Поэтому вопрос этот по большому счету остается сегодня без ответа, и это важно признавать.

Во-вторых, Илье хочу предложить объяснение происходящего. Очевидна идущая на наших глазах экстримизация церкви. Чем это можно объяснить? Понятно, в советское время церковь была гонима, и в новых условиях, в которых мы оказались, еще не жила. Это все новый опыт для нее, с которым она еще не умеет управляться. Происходящее сейчас «первичное накопление капитала» означает, что церковь живет в условиях, когда может набирать жирок, чего еще раньше не было. Другое дело, на что она в будущем собирается эти силы, эти ресурсы направить — не на черный же день, хотелось бы верить, копит. Таким образом, церкви появилось что защищать, и неудивительно, что она этим правом на защиту моментально воспользовалась. Все, что мы сейчас видим, это защитная реакция церкви на попытки чего-то ее лишить — будь то новые храмы, социальные нормы или образы, привычки и традиции.

Другое дело — защита какой ценой. Во всех без исключения конфликтах последнего времени «за церковь» действовало радикальное крыло. Как и в любом радикализме, от самого христианства там уже ничего не остается. По большей части голос в этих ситуациях возвышали группировки, которые даже с большой натяжкой нельзя назвать православными. Другое дело, что так себя называют они, мы попадаем в эту ловушку понятий, а церковь не возражает, как будто ее сложившееся недоразумение устраивает. И это можно понять, ведь на кону защита церковных ценностей, с таким трудом обретенных.

И вот, вторая часть моего объяснения Илье состоит в том, что в церкви появился спрос на добро с кулаками, боевое христианство. Когда очень страшно, хочется защитить себя любой ценой, пусть даже и с попранием христианских ценностей. Спрос этот вполне понятен и объясним и поддерживается безразличием церковных властей и сомнительными примерами из Библии. Мол, написано, побей гомосексуалиста камнями, останови разрушающего святыню, закрой уста хулящего Бога. Это все вполне естественно, хотя и противоречит духу христианства.

Другое дело, что нет в церкви спроса не ценности либеральные. Про это еще сам Христос предупреждает, что пройти узким путем будет непросто, а мы понимаем, что проще этот путь расширить силой. Нормальное христианское поведение в условиях, когда надо защитить с большим трудом приобретенное, приведет к сомнительным результатам: можно потерять все, а взамен приобрести лояльность людей, которые в Церковь особенно и не стремятся, и все равно найдут причину пройти мимо. Это все мы сейчас видим на примере консервативной части околоцерковной тусовки, вряд ли в либеральной пропорции сильно отличаются. В общем, очень сомнительная миссионерская программа получается: потерять все, не приобрести ничего. Поэтому такое вот объяснение текущего статус-кво: церковные ценности, которые надо защищать,—нападение лучшая защита—сомнительные результаты в случае бездействия.

Но это к тому, почему мы оказались в том месте, где сейчас находимся, и почему вряд ли из этой точки сдвинемся. А делать-то что? Как поступить Илье? Это очень наивно прозвучит, уж простите слова человека, который надеется, что рассуждает изнутри Церкви. Мой совет Илье оставить в стороне организационную оболочку Церкви, продраться сквозь нее, открыть для себя другую Церковь, которая вовсе не определяется окружающими нас условностями, стать частью этой Церкви. Но не только это. Став частью Церкви, формировать спрос на либеральные ценности, которые не востребованы церковью сейчас. Такая вот небольшая программа церковных изменений, за которые многие ратуют.

Читайте также:

Все статьи в разделе Мнение

Есть вопрос или что-то не понятно? Задайте свой вопрос в комментариях, отвечу за 60 сек.

19224330258_3f381e48cc_o

фото Plushev.com

Михаил Грозовский

Ваш вопрос или комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

w

Connecting to %s