Убийства в церкви Чарльстона

Фрагмент передачи на радио Би-Би-Си, ведущая Кейт Эйди, корреспондент Рейджини Вайданатан

После убийства девяти чернокожих прихожан церкви в Чарльстоне американцы лицом к лицу столкнулись со своими нерешенными проблемами: контролем оборота оружия, расизмом и терроризмом. Президент Обама сказал, что стране надо взять под контроль ситуацию с личным оружием, другие же обратили внимание на то, что основная проблема в происшедшей трагедии — это расизм или скорее терроризм на почве расизма, как ситуацию описала Хиллари Клинтон. Также возникает вопрос, как теперь относиться к флагу Конфедерации. Некоторые крупнейшие торговые сети США уже объявили, что изымают из продажи товары с изображением флага. Наш корреспондент возвращается на место преступления, где церковь Эммануила открыла свои двери для первых служб после убийства.

На первый взгляд здесь как будто бы ничего и не произошло. Три резных деревянных кресла, покрытые вельветом, стоят на алтаре во главе храма. Американский флаг свисает с вертикального древка, настоль большого, что оно почти достигает потолка. Надписи, символизирующие десять заповедей и Господнюю молитву, располагаются по сторонам от него. Другие баннеры в храме призывают «очистить свое сердце». Многое здесь не изменилось, но что-то почти неуловимо поменялось с тех пор, как убийца находился здесь в группе прихожан во время урока изучения Библии.

Неимоверным усилием церковь удалось открыть в течение всего лишь нескольких дней после трагедии. В переполненном здании церкви и в подвале, в котором произошла трагедия, на экранах телевизоров теперь можно следить за трансляцией службы, которая проходит наверху. Даже несмотря на то, что чужак проник в круг молитв верующих, что привело к трагичной развязке, всех приветствуют в церкви с распростертыми объятиями — в буквальном смысле. Несколько раз на протяжении службы я стала участницей таких спонтанных объятий со стороны прихожан.

Для членов этой общины — молодых и взрослых — любовь, превозмогающая ненависть, стала центральной темой в процессе реабилитации жителей Чарльстона. В течение нескольких дней после убийства после того, как сняли желтые полицейские ленты, цветы, воздушные шары, кресты и свечи не переставали скапливаться у входа. Через несколько дней после убийства белая лента с надписью «Все вместе в Чарльстоне» появилась там же. С тех пор ее дополнило огромное количество других сообщений поддержки. Все мы стали свидетелями единства, которое родилось в результате столь жуткого преступления. Удивительно, что не было кровопролитных протестов, которые случались раньше в Фергюсоне и Балтиморе. Если кто-то ожидал в результате пожать плоды гнева, их ожидания не оправдались, — так сказала мне местная женщина.

Широкий жест прощения со стороны семей, которые потеряли своих близких, — удивительная демонстрация подобной позитивной силы. Многие службы, которые последовали за убийством повсюду — в церквях, в спортивных залах или просто на улицах, — объединили людей самого разного происхождения: не только чернокожих, но и множество белых. Впрочем, как сказала одна чернокожая женщина на такой поминальной службе, чувство единства не может скрыть глубочайшие проблемы. Пусть на какой-то момент и возникло единство, нужно понимать, что речь все-таки идет о величайшем проявлении расизма.

История Чарльстона — история рабства и разделения общества — долгое время оставалась простой истиной, к которой никто не хотел обращаться. Все это признавали, но ничего не желали делать. Атака на прихожан в церкви в один момент невероятной ценой изменила тон этого отношения. Фотографии преступника с флагом Конфедерации стали достаточным аргументом для призыва губернатора Южной Каролины к борьбе с этим символом расизма. Было принято решение убрать флаг со здания совета штата. Даже те, кто считает этот флаг предметом гордости южан, признают, что пора двигаться дальше. Белый мужчина сказал мне, что хоть он ничего плохого и не видит в этом символе, так как он раздражает многих людей, флаг стоит убрать из общественного пространства, чтобы успокоить их.

Впрочем, многие полагают, что путь к долговременному исцелению лежит не просто в отказе от исторического флага. Чернокожая женщина, которая здесь выросла, считает, что во всем виновато экономическое неравенство и расслоение общества — все это становится лишней причиной социальных трений. Чарльстон все-таки был когда-то рабовладельческой столицей США, и несмотря на то, что общество живет, казалось бы, уже в пост-расистском обществе, в котором избран чернокожий президент, моя собеседница утверждает, что чувствует себя гражданином второго сорта.

Туристический слоган города — «Здесь оживает история». В Чарльстоне, и правда, изящная архитектура и множество прекрасных старинных зданий, которыми можно любоваться. Но многие жители города теперь полны решимости избавиться от болезненного наследия этого места для того, чтобы трагедии, подобные произошедшей в церкви Эммануила, больше не происходили никогда.

Есть вопрос или что-то не понятно? Задайте свой вопрос в комментариях, отвечу за 60 сек.

rtx1h5hd-1024x704

Ваш вопрос или комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

w

Connecting to %s