Три истории в защиту отца Глеба Грозовского

Расскажу вам три истории.

Епископ в одной митрополии прославился после того, как стало известно, что он насаждает гомосексуальные порядки в молодежной среде. Скандал был неимоверный, но идет время, и все вернулось в свое русло. Крутятся колесики патриаршей информационной службы, проходят богословские и научные симпозиумы, кипит просветительская и благотворительная деятельность, издаются труды, строятся храмы, читаются проповеди. Все наладилось.

Или вот. Идет рукоположение в Санкт-петербургской академии, и когда священник как бы спрашивает студентов формальное «достоин?», вдруг многие отвечают «недостоин!». И так повторяется несколько раз. Что такое, скандал. С десяток студентов после этого выгоняют из академии. Пятнадцать лет спустя этот самый «достоин—недостоин» епископ покупает машину за несколько миллионов рублей и не исключено что с нарушением правил дорожного движения попадает в аварию, есть пострадавшая. Может, все-таки недостоин?

А вот другая. Не поделили два священника сферы влияния опять же в петербургской митрополии. И один из них — не иначе чудесным образом — узнал о том, что на второго открыто уголовное преследование, и ему надо бежать. А можно сказать и по-другому: один священник запустил нужные механизмы государственной власти, и на второго появилось уголовное преследование на пустом месте. И вот, второго священника уже нет в России полтора года, а совсем другой священник, который теперь служит в его храме, обвиняет его в каких-то новых невероятных преступлениях (это из сегодняшних новостей).

Знаете, за полтора года уже можно было привыкнуть к заголовкам, которые начинаются со слов «подозреваемый в педофилии священник Глеб Грозовский». Но я не привык. Почему-то новости про епископа, того, самого первого, не сопровождают словами «подозреваемый в насаждении гомосексуальности в среде молодых людей епископ выступил с проповедью о нравственности в день всех святых». В чем разница-то: и тот, и другой — подозреваемые? Окей, историю про епископа, разбившего свою дорогую машину, я привел просто для красного словца, таких историй пруд пруди в ЖЖ у Кураева. Но первая история и последняя история мне очень близки, очень хочется в них разобраться. Еще и потому, что стало известно про них примерно в одно и то же время.

Можно предположить, чем закончится первая история. Столько хороших дел происходит в этой митрополии, сколько чудес не знало христианство за свою историю. Слепые оживают и мертвые благовествуют. Понятно, что на этом фоне епископ с почетом уйдет на покой, а скандал забудут. Будет новый епископ, еще лучше прежнего. Но в чем же принципиальная разница? Почему епископ, подозреваемый в насаждении гомосексуализма в молодежной среде, уйдет на покой с почетом, а священник Глеб Грозовский остается «подозреваемым в педофилии»? Вот, какой вопрос меня мучает.

Давайте так: весь этот информационный фон вокруг епископа, научные конференции, богословская деятельность — все это механизмы решения поставленной проблемы внутри церкви, то есть внутрицерковные механизмы. Ну то есть церковь говорит: хорошо, мы облажались, но сейчас мы тут немного подкрасим, тут подретушируем — и все забудется, спокойно отпустим человека на покой. Кто вспомнит? С другой стороны, когда два священника не поделили сферы влияния, и один из них подключает органы власти, он запускает для решения своих проблем механизмы, внешние по отношению к церкви. Это как выпустить джинна из бутылки.

И знаете что? Мой прогноз, что исход этой, последней истории уже не зависит от первого священника, от второго священника, не зависит от церкви вообще. И я все думал, почему же молчит церковь, почему не включает свои информационные механизмы, почему единым телом не встает на защиту своего священника. А ответ-то, похоже, в том, что церковь не пойдет против государства. Механизм церкви слишком сонаправлен механизму государства, чтобы вдруг они столкнулись, и ради одной человеческой жизни произошла маленькая авария с большими последствиями. Поэтому невиновный священник Глеб Грозовский остается на долгие годы «подозреваемым в педофилии», подозреваемый в насаждении гомосексуальности в среде молодых людей епископ продолжает свое служение, а другой «достойный» епископ покупает дорогую машину и попадает в аварию, в которой есть одна пострадавшая.

Михаил Грозовский

Читайте также:

Все статьи в рубрике Скандал

Есть вопрос или что-то не понятно? Задайте свой вопрос в комментариях, отвечу за 60 сек.

f7779ca920701853eb7d34b01eb3cd97

Три истории в защиту отца Глеба Грозовского: Один комментарий

  1. Круто, точнее дерзко! ;-)…
    Только вот, может быть, «маленькая авария с большими последствиями», как Вы пишите, не может произойти, потому что, «Механизм церкви слишком сонаправлен механизму государства» именно в деле о. Глеба Грозовского, потому как государство же договорилось с РПЦ в 2014 году о бюджетных средствах для лечения наркоманов. Они в этом деле «сонаправлены» и никакого конфликта интересов в травле священника, который решил «окормлять» — помогать организациям, которые являются конкурентами для РПЦ в деле делёжки бюджета на лечение наркоманов, — никакого конфликта тут нет… Всем показали (и не только священникам), что если решите посягнуть на бюджетные деньги и гранты от государства, то на Вас заведут уголовное дело…, а какое и по какому поводу — это уже «дело десятое», «посиди в СИЗО, отдохни от дел мирских — «уЗбаГойся » )) и не суетись у «кормушки» — «без тебя разберутся» .
    Так что РПЦ, и не собиралось и не думала «единым телом вставать на защиту своего священника» и что-то делать, для того чтобы закрыть эту заказуху, потому как ИМЕННО в показушности весь смысл и был та! «Показательная порка» своенравного священника состоялась, все священники поняли, что «шаг влево, шаг вправо — попытка к бегству, расстрел на месте»… Хотя судя по этой статье – не все ;-)) …
    Теперь надо грамотно «закончить» дело… , и для государства выгодно чтобы о. Глеб остался за границей в статусе «политического беженца» , потому как дело «шито белыми нитками» и ещё один громкий скандал для СК не нужен, а вот РПЦ, конечно, хотелось бы чтобы эта «показательная порка» закончилась полной реабилитацией известного священника, но она согласится с государством и на вариант «политического беженца»… и Вы правы в том, что «невиновный священник Глеб Грозовский останется на долгие годы «подозреваемым…»», НО только об этом быстро забудут, так как такие уголовные дела на священников — это «новость» на один день — пока о ней говорят в СМИ и большинство населения это вообще не интересует — «по-барабану» это 95-ти % населения )), а остальные 5-ть % — если им не напоминать каждый день по «тиливизеру» , забудут о «деле» быстро и без проблем для своей души… «C’est la vie» …

    Сил и здоровья о. Глебу и всей его семье!

Ваш вопрос или комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

w

Connecting to %s