Проект Мексика

Отец Николас Андрючоу и его жена Пресбитера Мерилин

С 1988 года православный «Проект Мексика» вовлекает молодых людей из Америки в строительство жилищ для мексиканской бедноты. В 1996 году под эгидой проекта также открылся православный детский дом Святого Иннокентия в Тихуане, который стал настоящим домом для подростков, которым приходится жить на улицах или которых уже выгнали из обычных детских домов по возрасту. Детский дом получил множество наград и является единственным учреждением подобного рода для подростков в Тихуане. О деятельности рассказывают непосредственные участники проекта.

Отец Николас Немного об истории «Проекта Мексика». Все началось с деятельности румына Грегори Йова, который решил построить дома для бездомных мексиканцев в Тихуане. Он действовал под эгидой протестантской церкви, но все удивлялся, почему это православная церковь не может сама заниматься этим проектом. И в итоге он создал собственную организацию и дал ей название «Проект Мексика». Начало было положено в 1988 году, сначала добровольцы работали по одной неделе каждые три месяца, но постепенно удалось привлекать все больше и больше групп. И скоро уже у нас образовалась очередь из ожидающих, когда же и им построят дом. Мы получили антирекламу, люди звонили и говорили, вы знаете, мы не хотим быть грубыми, но мы уже три года ждем в очереди, когда к нам приедут, чтобы построить дом. Нам пришлось, конечно, расширить свою деятельность. Теперь наши возможности для размещения миссионеров возросли в четыре раза. Примерно в это же время Йова с женой обратили внимание на мексиканских сирот. В стране часто отключается электричество, инфраструктура, прямо скажем, не очень хорошая, система государственного образования не на высоте. Если у тебя есть деньги, о тебе будут заботиться, если нет, придется стоять в длиннющих очередях в поликлинику. Такова реальность, и поэтому много бедных. В стране высокий уровень преступности, и часто дети рождаются в неполных семьях, очень много сирот. Семейство Йовов распознали эту потребность особенно в среде подростков и решили сделать детский дом только для взрослых детей. Представьте себе, как тяжело управляться с такими детьми. Но все-таки было решено действовать через Церковь и работать с молодыми людьми, которых оставили родители, может быть, в трехлетнем возрасте. Поэтому в 1994-м был создан детский дом.

Пресбитера Немного расскажу сначала про себя, чтобы вы понимали, какой путь я прошла. Если бы вы мне сказали, когда я росла в Солт-Лейк-Сити, что я буду жить при детском доме в Тихуане, я бы вам ответила, что вы совсем сошли с ума. Удивительно, что когда ты сфокусирован на Боге и молишь о его руководстве, все это действительно может произойти. Итак, я выросла в Солт-Лейк-Сити в греческой православной семье. Но к сожалению, мы росли, толком не зная православия. Почему ты крестишься? Потому что бабушка так делает. Почему мы вообще делаем что-то? Потому что так надо. И спасибо еще эмигрантам, которые перебрались в Америку, потому что благодаря им, у нас есть хотя бы это. Однако уже мое поколение стало задаваться разными вопросами…

Вообще-то, мне казалось, у меня есть цель в жизни — стать школьным учителем, и я знала, что этот выбор сделает меня счастливой. Но когда я стала учителем, я чаще была подавленной. Я стала задаваться вопросом, а зачем вообще нужна жизнь. Если жизнь заключается в том, чтобы выйти замуж, родить детей и умереть, это не очень меня радовало. Особенно если в твоей жизни все было довольно запутанно и сложно. Меня одолела депрессия такой степени, что родители стали серьезно опасаться за мою жизнь. Друзья звонили, пытались вытащить меня из дома, но вместо этого я ходила на занятия, ведь я была учителем. А после школы просто возвращалась домой и шла спать.

Мой дядя монах посоветовал каждый день перед сном произносить «Отче наш». Ну я подумала, хорошо, Господня молитва, пусть будет она. Так все началось, а позже она нашла отклик в моей душе. И вдруг я решила, что православие играет роль в моей жизни, я должна сделать что-то в ответ. Поэтому в тот год я отправилась в миссионерскую поездку в Гану, где в течение пяти недель участвовала в строительстве церкви. Это был удивительный опыт! Бог все больше входил в мою жизнь. Я взяла академический отпуск и пошла в семинарию сначала просто на один семестр, чтобы больше узнать о православии. Я это все делала из простого любопытства и желания попробовать. В итоге я отучилась там в течение трех лет. Постепенно у меня даже возникли отношения с Богом. Представляете, отношения!

После семинарии я служила капелланом в больнице Хьюстона. Чуть позже я отправилась в детский дом в Мексике, где познакомилась с мужем. А до этого я чуть не стала монахиней. У меня был разговор с духовником, который посоветовал мне, если уж мне кажется, что у меня призвание быть монахиней, отправиться на неделю в монастырь и испытать себя. Я так и сделала и получила, кстати, потрясающий опыт там. Но все же даже после этой поездки уверенности в правильности своего выбора у меня не прибавилось. Но спустя буквально пару месяцев я встретила Николаса, и через год мы поженились. Мы жили в детском доме первые четыре года, там родился наш малыш Джошуа. Николас был фермером и выращивал свиней, и я всегда шучу, что видимо это запах свиней и связал нас. Представьте себе одно из наших свиданий. Мы живем в небольшом трейлере, электричество работает всего четыре часа в день от небольшого генератора. Я, как вы понимаете, вполне городская девушка. Но каждый день мы забирались в машину, и чтобы иметь возможность прокормить свиней недорого, мы объезжали все рестораны в окрестных местах, чтобы собирать отбросы и объедки. Мы возвращались домой, и Николас кормил свиней лобстерами и филе-миньонами. В итоге мы обосновались в совсем другом месте, отучились в Свято-Владимирской семинарии в Нью-Йорке, жили в Аризоне на протяжении десяти лет. Но я это вам все рассказываю для того, чтобы показать, как Господь помог вернуться нам назад.

Когда мы начинали работать в детском доме, никакой инфраструктуры там не было. Был Николас, я и еще один американец. И жить там было очень тяжело, и многое должно было измениться, чтобы я решилась вернуться туда снова. Неожиданно три с половиной года назад нам позвонил директор детского дома и попросил вернуться. Николас спросил у меня, хочу ли я этого. Я сразу же отказалась. Но директор не отставал и сказал, что нам нужны люди, которые говорят по-испански, понимают местную жизнь. Я взяла трубку и сказала, давай так договоримся: должны произойти три вещи, чтобы мы вернулись. Я не только сказала это по телефону, но встала на колени и обратилась к Богородице. Если уж я должна была вырвать своих детей (14 лет, 11 лет и 8 лет) из привычной жизни и отправиться вместе с ними в детский дом в Тихуана, мне нужны были крепкие основания полагать, что Бог хочет, чтобы я отправилась именно туда. Если Ты хочешь, чтобы это произошло, следующие три вещи должны произойти: епископ должен дать свое благословение, кто-то должен содержать нас там на протяжении хотя бы пяти лет, и мы должны суметь продать свой дом. Нужно понимать, что только что случился кризис, а дом постоянно подтапливало и нам приходилось обкладывать его мешками с песком. Я была уверена, что у меня все будет нормально, и ни в какую Мексику я не поеду, конечно.

И вот вам ответ Богоматери. На праздник Рождества Богородицы, позвонил епископ и дал свое благословение со словами, что если Господь призывает вас к этому, я не стану вас останавливать. На Успение позвонил человек и сказал, что будет содержать нас на протяжении пяти лет при детском доме. На Покров мы сумели продать свой дом за одну неделю, и за него торговались два покупателя! Мы собрали детей и отправились в Мексику, и я должна сказать, что первый год нам было очень трудно. Дети говорили что-то вроде: окей, я понимаю, почему это хорошо для всех этих детей, но зачем это нам? Слава Богу, мы пережили этот первый год. И теперь дети просто в восторге от этой новой жизни. Джошуа заканчивает школу в Тихуане, говорит в основном на испанском и учит французский. Он играет в американский футбол — представьте себе, в Мексике! Луке сейчас 14 лет, он увлекается паркуром, хорошо учится в школе. Илайас занимается европейским футболом, ему сейчас 11 лет. Мой муж по-прежнему разводит свиней. И мы благодарим Бога за все, что с нами произошло. Мы не предполагаем уезжать в ближайшее время. Мы смотрим, как растут сироты, как растут наши дети — и это потрясающий опыт.

Читайте также:

Все передачи на Православном радио Америки

Есть вопрос или что-то не понятно? Давайте обсудим. Оставьте свой комментарий или задайте вопрос.

1522792_10203137472094667_148367909_o

Ваш вопрос или комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

w

Connecting to %s