Могут ли католики и православные объединиться

Беседа на православном радио Америки

Папа римский Франциск и вселенский патриарх Варфоломей провели встречу в Иерусалиме в конце мая. Встреча проходила в рамках юбилея встречи папы римского Павла VI и вселенского патриарха Афиногора в 1964 году, в результате которой обоюдные анафемы — то есть церковные запреты и проклятья — были сняты. А именно эти анафемы разделили католиков и православных в 1054 году. Этот символический жест пятьдесят лет назад открыл двери диалогу. С 1980-х годов прошли десятки встреч между главами двух Церквей и богословами по вопросам, которые разделяют конфессии церковно и в таинствах. К тому же, находясь в Иерусалиме, папа римский пригласил президентов Израиля и Палестины, а также лидеров еврейской, христианской и мусульманских общин в Ватикан для молитвенных встреч за мир на Среднем Востоке. На сайте греческого православия в Америке эти встречи были охарактеризованы следующим образом: «Вместе с папой римским и вселенским патриархом президент Израиля Шимон Перес и президент Палестины Махмуд Аббас будут участвовать в межрелигиозной молитвенной службе иудеев, христиан и мусульман за мир в регионе». И эта встреча в особенности стала горячей темой для обсуждения. Ведущий Кевин Аллен обсуждает с гостями значение последнего апостольского визита в Иерусалим. Гости в студии:
Отец Мэттью Бейкер, священник греческой митрополии Бостона и ученый-богослов
Отец Джон Уайтфорд, священник РПЦ заграницей

Кевин Аллен В чем значимость этих встреч в Иерусалиме для дальнейших отношений католиков и православных? Произошло что-то новое или значимое, были ли сделаны важные заявления и согласованы решения? Или это была встреча доброй воли и простая декларация намерений?

Мэттью Бейкер Скорее встреча была символична в своей значимости и ничего радикально нового не произошло. Вновь были заявлены намерения продолжить экуменистическое взаимодействие, диалог. Встреча носила и важный гуманитарный оттенок, а это важный аспект нашей деятельности. Отец Георгий Флоровский в 1964 году, комментируя первую встречу, процитировал св. Василия Великого, что начало пути — еще не сам путь. А наш путь состоит в рамках богословского диалога как на международном, так и на местном уровнях. И отец Георгий говорил даже о том, что такой богословский диалог, который он называл молекулярным экуменизмом, гораздо важнее, чем встречи на официальном уровне. Это большая работа, которую богословы проводят между официальным встречами для решения спорных вопросов в широком понимании собственного Предания, а также вопросы духовного образования.

Джон Уайтфорд Да, действительно мы отмечаем полувековой юбилей событий в 1964-м, но к сожалению, я не высокого мнения о том, что произошло пятьдесят лет назад. Особенно в том, что касается снятия анафем, потому что патриарх не имеет права снимать общеправославную анафему, которая была наложена в отношении некоторых римско-католических ересей. Обычно это объясняют тем, что это были всего лишь личные анафемы между патриархом и папой римским в 1054-м, но многие не согласны с этим определением. Что в результате? На протяжении многих лет я встречал римо-католиков, которые пребывают в полной уверенности, что мы уже пребываем в евхаристическом общении. Проблема в том, что Римско-католическая Церковь находится в кризисе, верующие все меньше предают значение учению Церкви, богослужение претерпело радикальное ухудшение и становится во многом протестантским. Искренние римо-католики, которые ищут для себя новые духовные возможности, и слышат подобные заявления, в итоге пребывают в заблуждении. Все это контрпродуктивно. Конечно, ничего нового на встрече не произошло, но всех это еще больше запутало, и не только католиков, но и православных.

Мэттью Бейкер Считаю, все-таки, что снятие анафем было локальным, а не общеправославным. Мне кажется, нужно различать то, что произошло на самом деле в 1964-м, и то, что людям показалось это было. Совсем не уверен, что патриарх должен отвечать за то, что людям показалось. Журналисты довольно богословски безграмотны в вопросах канонического права и истории этого вопроса. В реальности эти анафемы были частными анафемами между римской Церковью и константинопольской Церковью, и более того, канонически они были несостоятельны еще до того, как были сняты. Дело в том, что папа римский умер к тому моменту, как римская анафема была сформулирована и представлена на алтарь Святой Софии. Когда папа римский умирает, все старые разногласия устаревают. По нашему каноническому праву, если анафема высказывается против епископа, она действует против него, а не против всего престола. Снятие анафемы стало символическими жестом, который был понят и воспринят другими автокефальными Церквями как локальное решение, а сам патриарх имел полное каноническое право так поступить, и такое решение было принято в рамках полномочий синода константинопольской Церкви.

Кевин Аллен Разве анафемы были высказаны в отношении не только патриарха Михаила, но и всех, кто последует за ним? Разве речь идет не о всей полноте православной Церкви, а не только о константинопольской Церкви?

Мэттью Бейкер Думаю, это именно так. Впрочем, нам не следует попадаться в ловушку анахронизма. Понятие православной Церкви или римско-католической Церкви в том виде, как мы их знаем сегодня, это не те же самые понятия, которые были в XI веке. Это был все-таки локальный раскол, и у нас довольно много подтверждений того, что это именно так тогда и воспринималось. И следующие папы римские продолжали писать письма о включении в диптихи до XII века, а римляне и греки продолжали евхаристическое общение во многих местах, например, в Антиохии, России.

Кевин Аллен Многие журналисты отдельно подчеркнули, что русская Церковь не представлена на встрече двух иерархов. Известно также, что папа Франциск по частным каналам направил московскому патриарху Кириллу предложение встретиться в любое время в любом месте. Возможна ли подобная встреча в ближайшее время? Если нет, почему?

Джон Уайтфорд Не думаю, что это невозможно. Однако, если такая встреча и произойдет, это будет событие совсем небольшого масштаба, и конечно же, речь не может идти о совместной молитве. Если бы папа римский и патриарх помолились вместе, это бы всколыхнуло русскую Церковь. С 2000-го года официальный подход русской Церкви к диалогу с католиками состоит в том, чтобы расширять сотрудничество в вопросах, по которым у нас есть согласие. Такое сотрудничество ни у кого вопросов не вызывает, пока речь не идет о какой-либо форме союза между нами. Проблема в том, что когда люди видят подобные встречи, у них создается впечатление, что объединение Церквей уже не за горами, хотя на самом деле это далеко не так.

Кевин Аллен На Троицу в Ватикане также встретились лидеры иудейской, христианской и мусульманских общин, на встрече присутствовал и вселенский патриарх. Впервые в истории в Ватикане были произнесены исламские молитвы и чтения из Корана, к тому же, в присутствии вселенского патриарха. Почему столь многих так задела эта межрелигиозная молитва?

Джон Уайтфорд Думаю, многие озабочены происходящим, потому что мы наблюдаем за подобными вещами уже на протяжении нескольких десятилетий. Если посмотреть видео этой межрелигиозной встречи, оно вызывает множество вопросов и оставляет зрителя в недоумении. В конце 90-х, когда о проведении подобных встреч стало известно в России, это наложило негативный отпечаток на дальнейшее отношение русской Церкви к происходящим попыткам межрелигиозных встреч. С точки зрения чистого богословия русская Церковь очень настороженно относится к попыткам совместной молитвы.

Мэттью Бейкер Я не могу назвать проведение подобных молитвенных встреч проявлением экуменизма. Это даже нельзя назвать межрелигиозным диалогом. Скорее, это политическая история, что и понятно, ведь Ватикан — это государство, и все эти люди выполняют определенные политические функции.

Джон Уайтфорд Так как я наблюдал за этой встречей по видео, давайте немного расскажу, что там происходило. Религиозные и политические деятели сидели на лужайке ватиканского сада полукругом. По очереди вставали и молились раввины, потом католические священники, мусульмане. Интересно, что сам патриарх Варфоломей не молился вслух, он зачитал фрагмент из пророка Исаии, причем другие православные участники этой встречи, похоже, ничего не делали, а просто присутствовали при этом. Больше всего это походило на собрание квакеров, но даже и отдаленно не напоминало христианскую молитву, никто не перекрестился, после чего участники вместе посадили деревья в саду как символ мира.

Кевин Аллен Добавлю только, что еще до раскола греческая Церковь и римская Церковь имели общие каноны, которые запрещают совместную молитву с еретиками и раскольниками. На этой встрече были зачитаны фрагменты из книги, которая отрицает Божественность Христа, отрицает Троицу и распятие Христа.

Вопрос слушателя Очень странные у нас отношения с католиками. С одной стороны, мы считаем католическую Церковь — самостоятельной и не посягаем на ее авторитет. С другой стороны, если бы мы объединились, папа римский бы стал просто одним из епископов. Получается, мы признаем и не признаем католиков одновременно?

Мэттью Бейкер Некоторые византийские историки и исследователи канонов полагают, что истинный раскол между востоком и западом произошел не в 1054 году, а 1204 году, когда Рим в ходе крестовых походов поставил в Константинополе своего латинского патриарха. Попытка установить параллельную иерархию и стала настоящим расколом. В XVI веке разделение Церквей еще более усилилось с появлением униатства. Хочу отметить, что православные никогда не пытались установить параллельную церковную иерархию как ответ униатству в западном обряде. В диалоге, который начался еще в XV веке с собора во Флоренции, ни одна из сторон не утверждала, что мы-то настоящая Церковь, а вы — нет. Это только сейчас некоторые так говорят. Но даже в XX веке лучшие богословы — отец Флоровский, Владимир Лосский, отец Сафроний, митрополит Иоанн Зизиулас — не отрицали общую церковность римско-католической Церкви. Таким образом, мы как бы утверждаем, что православная Церковь действительно является единой, соборной и апостольской, но мы также понимаем, что есть другие Церкви, и есть степень разделения этих Церквей. А также есть степень принадлежности Церкви тех верующих, которые отделены от нее. Причем такая позиция вовсе не какой-то модернизм, не изобретение XX века или следствие экуменистического движения. Ведь еще св. Василий Великий в своих посланиях говорит о раскольниках как о части Церкви. Впрочем, все эти положения не являются догматическими, это зона свободного обсуждения, но по крайней мере, такая позиция имеет доброе основание.

Кевин Аллен Немного поясню ваши слова про то, что православные никогда не создавали параллельные структуры католичеству. Такое явление на исторической территории православия получило название униатство, которое представляет собой латинские церкви, практикующие византийскую литургику в странах традиционного православия. И вы говорите, что православные никогда этим не увлекались. Как же можно тогда назвать церкви в рассеянии, например, антиохийскую Церковь, греческую Церковь и русскую Церковь в Америке, если не параллельными структурами? Особенно те из них, которые практикую западный обряд.

Мэттью Бейкер Все эти церкви не были созданы как миссионерские начинания, а они всего лишь поддерживали людей, которые «увезли» свою религию на чужбину. Никаких параллелей здесь нельзя провести. Униатство начиная с 1204 года связано с определенным учением латинской Церкви в средние века и особенно в период контр-реформации. В их определении церковного порядка только папа римский является лидером Церкви, а структура самой Церкви строго иерархична. Все это напрямую угнетает любую поместную церковь, а ведь это понятие существовало многие века с самого начала Церкви.

Кевин Аллен Журналисты уже успели окрестить вселенского патриарха Варфоломея духовным лидером более 300 млн православных всего мира. Получается, что ли, это такой папа римский православного мира? Как вы понимаете роль вселенского патриарха и его полномочия в мире православия?

Мэттью Бейкер Вселенская Церковь является собором поместных церквей. Есть базовый принцип равенства православных церквей, которые содержат одну и ту же веру, таинства и апостольское последование. То есть у нас везде Церковь, где есть епископ, Евхаристия и православная вера. Это не значит, впрочем, что у нас нет определенной иерархии. Она нужна, например, чтобы провести церковный собор. Церковные приматы стали возникать в самой ранней Церкви. Некоторые поместные церкви имеют определенное превосходство перед другими. Конечно, речь идет не об управлении или административной власти, а только о координации совместной работы церквей. И первая среди таких церквей была римская, этому есть свидетельства еще во II веке. В конце IV века мы можем наблюдать канонические привилегии патриархата Константинополя в качестве второго престола во вселенской иерархии церквей и первой на Востоке. 9-й и 17-й каноны IV собора дают вселенскому патриарху право рассматривать апелляции других поместных церквей, даже если они противоречат решениям местных синодов. Конечно патриарх не может активно вмешиваться, речь идет о пассивном участии. Подобные же права получил папа римский на соборе 343 года. Причем все это нашло подтверждение спустя века в нашей канонической традиции, в том числе и для русской Церкви. Также вселенский патриарх может собрать синод. Многие в православной Церкви говорят, ну мы же соборная Церковь, у нас нет вселенского примата, и он нам не нужен. Однако следует заметить, что если мы признаем себя соборной Церковью, и не только соборной на поместном уровне, но и на вселенском уровне, собор или синод требует наличие примата, кто-то должен собрать епископов вместе и выступать от их имени. В этом как раз состоит роль вселенского патриарха.

Джон Уайтфорд Некоторые святые отцы понимали 9-й и 17-й каноны только как относящиеся к территориям, над которыми вселенский патриарх распространяет свою юрисдикцию. Это все вообще имело смысл только в Римской империи. Современное устройство мира не такое: у нас нет единого мирового государства, в котором действуют поместные церкви. 28-й канон, который как будто дает константинопольскому патриарху какую-то власть над незакрепленными территориями, был сформулирован, еще когда Рим находился внутри нашей Церкви… Так что определение понятия «территория» исключительно важно для понимания этих канонов. Русская Церковь считает вселенского патриарха первым по диптиху, и если все патриархи соберутся вместе, он действительно будет служить от нашего имени и председательствовать. Однако, мы не верим в то, что у него есть какое-то вселенское право вмешиваться в дела поместных церквей. Если какой-либо священник или епископ столкнется с проблемами в русской Церкви и апеллирует Константинополю, после того, как он не нашел понимания у синода епископов — только представьте к каким проблемам единства это приведет, если вселенский патриарх станет рассматривать это дело и попытается пересмотреть решение. Это породит лишь хаос в Церкви.

Кевин Аллен Относительно своей власти вселенский патриарх пишет в книге: «вселенский патриархат обладает первенством чести и служения. Его авторитет находится не в рамках административных вопросов, а в координации». Мне кажется, это очень точно определяет разницу между статусом папы римского и вселенского патриарха. Вселенский патриарх возглавляет греческую, украинскую, карпато-русскую и албанскую православные Церкви в США и Канаде, а также все греческие православные Церкви в Европе, Южной Америке, Австралии и территории исторической Греции, свободные от турецкой оккупации, включая Крит и Македонию.

Вопрос слушателя Если бы Святой Дух или Бог Отец заявили, что Они находятся на стороне какой-то конфессии, какая бы конфессия это была? Всем известно, что по Иисус был иудеем. Неплохо было бы нам всем взять небольшую паузу. Мы живем в очень хрупком мире, который благодаря современному оружию может быть разрушен за десять минут, и вопрос единства исключительно важен. Речь ведь идет не о том, что произошло тысячу лет назад, и кто будет иерархом, и будет ли у нас филиокве или нет. Вопрос в современном мире стоит не так. Сумасброды имеют доступ к оружию массового уничтожения, а мы даже не можем найти способ накормить бедных. Как бы мы поступили, если бы Христос был с нами? Нам необходимо доверять Святому Духу и нам конечно нужно духовное руководство.

Джон Уайтфорд Я думаю, мы бы все хотели знать, что Святой Дух думает по поводу всего происходящего. Давайте для этого посмотрим на деяния святых наших дней. Иоанн Шанхайский был очень критичен по отношению к деятельности вселенского патриархата. Он говорил, что патриарх вместо того, чтобы быть движущей силой православия стал точкой большего раскола. А у нас ведь помимо объединения с католиками на повестке дня вопросы собственного устройства: вопрос согласования старого и римского календаря, разлад и раскол в Церкви по причине тех искушений, которые мы видели во время встречи патриарха и папы римского. Конечно, можно сказать, что все эти люди сумасброды, но многие из них искренние христиане, и все происходящее вводит их в заблуждение, и они просто не понимают, как вселенский патриарх может молиться вместе с иудеями, мусульманами и папой римским. Святые отцы современности говорят о том, что мы должны ясно говорить католикам о тех сомнениях, которые у нас есть на их счет, потому что мы хотим, чтобы они поняли, что они не находятся в Церкви, и мы должны вдохновить их на воссоединение. Если же мы создаем впечатление, что все нормально, то мы просто вводим их в заблуждение.

Кевин Аллен Однако, по мнению того же митрополита Илариона Алфеева, нам не следует использовать древние каноны о невозможности совместной молитвы с еретиками и раскольниками, к римо-католикам, потому что эти каноны не были написаны для тех, кто исповедует троичнось, Божественность Христа и непорочное зачатие, природы Христа и его человечность. А относились они к еретикам, которые отрицали эти постулаты.

Джон Уайтфорд Если вы внимательно почитаете статьи владыки Илариона по поводу диалога с римской-католической Церковью, то поймете, что он становится все более консервативным во взглядах. Проблема в том, каноны не ограничиваются только еретиками, но в равной степени говорят о раскольниках. Таким образом, речь идет о верующих, которые согласны со всем, во что верим мы, но сами отделили себя от Церкви. Поэтому вряд ли мы можем говорить о совместной молитве с католиками по причине тех ересей, которые она накопила за тысячу лет.

Мэттью Бейкер Не соглашусь с нашим слушателем в отношении того, что некоторые события, произошедшие в XX веке, стали таким же откровением, как рождение Иисуса. Не думаю, что люди, которые изобрели атомную бомбу и сбросили ее на города, сказали, смотрите, я сделал нечто принципиально новое. Если мы в это верим, это может быть причиной для отчаяния. Не думаю, что мы с вами стали свидетелями какой-то новой Пятидесятницы, нового откровения. Я готов понять ваше замешательство, но реальность состоит в том, что эти вопросы не простые, у них длительная история, и все мы, римо-католики и православные, хотим служить истине в рамках своего понимания этой истины. А ведь нет ничего более ценного, чем истина. В ваших словах я слышу некую относительность значимость вопросов доктрины, однако, это на самом деле ложный путь. Это путь ложного экуменизма. Мне кажется, есть настоящий экуменизм, который необязательно должен идти этим путем, православный экуменизм. Впрочем, хотел вернуться к словам отца Джона по поводу того, что святитель Иоанн Шанхайский не одобрял деятельность вселенского патриархата. Эти слова были сказаны в определенном контексте. У меня есть подборка статей владыки Иоанна и его статья от 1948 года, в которой он рассказывает о посещении вместе с братией церемонии рукоположения англиканского епископа в Китае. Есть фотография, которая подтверждает присутствие святителя Тихона Московского на подобной же церемонии. Мне самому это не очень по душе, но нам надо быть очень осторожными, пытаясь привлечь фигуры этих великих людей к нашему обсуждению, потому что мы можем таким образом осуждать святых. Вместе с тем, хотя авторитет святых отцов исключительно важен, есть вещи, которые мы не можем познать, просто в рамках монашеской практики. Есть еще интеллектуальная аскеза, которая требует от нас постоянного исследования, мы должны слушать людей, чтобы понять, чему же западные католики или восточные православные учения действительно учат.

Джон Уайтфорд Я не выступаю против диалога с римо-католиками, хороших рабочих отношений с ними, а также обсуждения тех вопросов, по которым у нас есть согласие. У меня есть опыт совместного посещения клиник абортов с католическими священниками, но я не участвовал с ними в общей молитве, а молился сам по себе. Возможно, это можно назвать экуменической практикой, но мы не были с ними соединены в единой молитве. Но когда православный дьякон участвует в католической мессе и читает Евангелие, это уже гораздо ближе к совместной молитве. В чем смысл? Представьте, ваша знакомая получает предложение о замужестве от какого-то человека. И она говорит, что согласна стать его женой. Не очень хорошо получится, если она так сказала, а на самом деле выходить замуж не собирается. Лучше вместо этого сказать: погоди, ну давай сначала сходим выпьем кофе и поговорим о предстоящем союзе. Мы же говорим сейчас об объединении, а никакого основания для объединения у нас нет. И это вводит в заблуждение многих истинно верующих.

Кевин Аллен Что нужно, чтобы восстановить евхаристическое общение с католиками? Собрать собор? И какова роль вселенского патриарха в этом процессе?

Джон Уайтфорд Если бы вселенский патриарх принял самостоятельное решение об объединении, это вызвало бы жуткий скандал. В истории Церкви, к сожалению, уже был такой случай, когда патриарх антиохийской Церкви, например, принимал такие решение в одностороннем порядке. В этом случае остальная Церковь моментально прекратила бы с ним общение. Конечно, если бы римско-католическая Церковь пошла на все необходимые изменения для преодоления разрыва, тогда можно было бы созвать всеправославный синод, который должен был бы принять решение о возвращении католиков в Церковь. Однако если проследить историю изменений в римско-католической Церкви, совсем не создается впечатление, что они движутся в этом направлении. Конечно, ученые собираются вместе и обсуждают филиокве, и может быть даже, они приходят к пониманию, что не стоило бы добавлять эту часть в символ веры, но это все не оказывает особого влияния на харизматическое учение католиков. Или как относиться к тому, что папа римский присутствует на ритуальных танцах своих епископов в Бразилии? Вместо позитивных изменений мы встречаемся, к сожалению, с языческими проявлениями. Слишком много новинок привнесено в римско-католической Церкви, и это не может не беспокоить. И даже сами верующие католики очень обеспокоены этим. Поэтому сейчас говорить об объединении с католиками — это настоящее безумие. Все это создает ложное впечатление. Более того, это дает неверный сигнал некоторым католикам, которые в поисках истинной веры готовы присоединиться к православию, но им как бы говорят, подождите, вам нет необходимости торопиться, потому что мы и так объединимся с этими ребятами.

Кевин Аллен Может ли вселенский патриарх канонически в рамках своих полномочий восстановить союз с Римом просто по своей воле, но не выступая от имени всего православия? Вообще такое возможно?

Мэттью Бейкер Однажды в истории действительно была такая попытка. Может ли патриарх это сделать? Не думаю, что это вопрос канонического права. В рамках канонов эти вопросы нельзя решить, и необходимо провести большую работу по их интерпретации. Однако, нет, он не станет этого делать. Это вообще довольно дикая идея. Возможно, эти идеи появились в головах каких-то журналистов, но я не думаю, что кто-то в православном мире вообще рассматривает такую возможность. Нет, это чистая утопия, даже для тех людей, которые занимаются экуменистическим диалогом. Конечно же, для обсуждения подобных вопросов нужен всеправославный собор, но даже больше, чем просто собор. Такой процесс перехода надо очень долго готовить с обеих сторон, и нужно продумать процедуру перехода, рецепции. Без этого любое единство будет искусственным, липовым и недолговечным. Хочу, впрочем, несколько возразить отцу Джону по поводу клоунских месс и языческих обрядов в католичестве. Да, правда, это все было на самом деле и происходит до сих пор, но считаю, нам надо быть милостивыми и открытыми. Все-таки эти проявления так и не стали нормой ни в одной стране, да и происходили они довольно давно —в 70-х и 80-х годах. Спустя несколько десятилетий эти процессы немного успокоились. Все в итоге пришлось к стабильной литургической рутине в рамках римско-католический практики. И очень хорошо, что вы обратили внимание на этот вопрос литургики, потому что это важнейший вопрос экуменистического диалога, о котором так мало говорят. На бумаге мы можем достичь любых договоренностей, но литургическая практика, через которую верующие познают свою веру, сильно разнится на Востоке и Западе.

Вопрос слушателя Как может выглядеть допустимое разнообразие церковной практики, если вдруг православные и католики решат объединиться?

Мэттью Бейкер Есть некие границы разнообразия, но мы точно не знаем, как их определить. В особенности это касается вопрос доктринальных определений. Что касается литургического единства, мы знаем, что в первом тысячелетии многие святые, имена которых вписаны в наш календарь, никогда не служили византийскую литургию в том виде, как мы знаем ее. Св. Антоний, св. Кирилл, св. Григорий Великий — они служили другие поместные литургии. Поэтому мы должны быть осторожны в увязывании православия лишь с самим византийским обрядом. Что касается доктринальных определений, то даже внутри православия мы имеем различные взгляды на то, насколько разнятся христологические определения православных и католиков. Например, возьмем учение св. Георгия Паламы о Божественных энергиях в сравнении с учением католического святого Фомы Аквинского. С одной стороны, они говорят об одних и тех же понятиях, но в целом не согласуются между собой. Но мы должны быть осторожны в оценке этих разногласий, потому что до сих пор нет ясности, говорят ли святые об одном и том же. Даже греческие отцы Церкви не всегда использовали термины в одинаковом смысле. Или другой пример: обсуждение превосходства папы римского. Главное догматическое препятствие состоит в двух определениях первого ватиканского собора, а именно, в непогрешимости папы и вселенской юрисдикции. И наши богословы на самом высоком уровне заявили, что эти определения недопустимы. И римско-католические богословы, конечно, знают об этом, соответственно в современном диалоге они заявляют, что если мы объединимся, то у папы римского уже не будет вселенского превосходства.

Кевин Аллен Что главное в католичестве не дает нам сейчас объединиться?

Мэттью Бейкер Мы уже упоминали догмы первого ватиканского собора, прежде всего непогрешимость папы и его вселенское главенство. Это главное радикальное препятствие. Римскими историками проводится большая работа, чтобы найти другое допустимое прочтение этих положений. Видный католический богослов заявил, что нам нужно найти новое прочтение решений первого собора в свете широкого Предания первого тысячелетия. Нас еще ждут открытия в области нового прочтения этих и подобных постановлений. И нам, на самом деле, потребуется чудо, чтобы суметь разрешить все накопившиеся противоречия. Не будем забывать про филиокве, хотя по этому вопросу есть большой прогресс. Еще впрочем нет официальных согласованных заявлений, но уже были уточнения со стороны Ватикана в 1995-м, в которых сказано, что что бы мы ни говорили об участии Сына в извечной передаче Святого Духа, мы все-таки определяем Отца как единственный источник Святого Духа. И уже была реакция на эти заявления со стороны православных богословов, кто-то позитивно на это отреагировал, кто-то негативно. Есть и другие вопросы, возможно, более мелкие, и степень детализации проблем зависит от угла зрения на ситуацию. В общем-то, это даже не вопрос различия в доктринах. Все эти вопросы затрагивают всю полноту жизни в Церкви и причастия.

Джон Уайтфорд Естественно, статус папы римского — один из важнейших вопросов. Чистилище тоже следует упомянуть. Но важнее другое: если посмотреть на жизнь католической Церкви сегодня, только папа римский является связующим звеном для нее. И поэтому я не представляю, что он вдруг скажет: вы знаете, я совсем не тот папа, каким вы считали меня все это время, и предложит объединение с православными. Как на это отреагирует паства? Не думаю, что будет возможно удержать их всех вместе. Вспомним, что произошло в России, когда император отрекся от престола, и финны и эстонцы сразу же поняли, что они свободны и пойдут своим путем, потому что у них более не было суверена, которому надо было бы сохранять лояльность. Поэтому все разбежались по своим углам.

Кевин Аллен Ну что, получается, что в обозримом будущем никакого сближения двух Церквей не будет?

Джон Уайтфорд Думаю, именно так.

Мэттью Бейкер Считаю, что мы как христиане всегда должны быть оптимистами, но не в гуманистическом смысле и не в сентиментальном смысле, а потому что мы верим в благодать Господа и мы верим, что сила в истине. Как говорил отец Флоровский, надо трудиться, но победа всегда в руках Господа. И да, потребуется настоящее Божье чудо, чтобы объединение произошло.

Читайте также:

Все передачи на Православном радио Америки

Есть вопрос или что-то не понятно? Задайте свой вопрос в комментариях, отвечу за 60 сек. 

Pope Francis and Ecumenical Patriarch Bartholomew of Constantinople sit during signing of joint declaration at the patriarchal Church of St. George in Istanbul Nov. 30. (CNS photo/Grzegorz Galazka, pool) See POPE-REFUGEES Nov. 30, 2014.

Ваш вопрос или комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

w

Connecting to %s