Крещение ребенка

Несколько лет назад общиной нашего Троицкого храма в Электроуглях было принято ре­шение постараться сделать все зависящее от нас, чтобы люди, принимающие святое Крещение, становились полноценными членами Церкви Христовой и не покидали Ее стены, едва надев на себя или на своих детей крестик. По моим личным ощущениям, в среднем остаются не более чем 5%. Не лучшим образом обстоят и дела с цер­ковным браком. Сочетавшись перед Господом, большинство семейных пар не возвращаются в храм. С грустной иронией хочется поднять из­вечный русский вопрос: «кто виноват, и что делать?» А если говорить серьезно, то нам, членам Святой Соборной и Апостольской Церкви, часто приходится задумываться, можем ли мы что‑нибудь сделать для изменения сложившейся ситуации?

В настоящей статье мы постараемся, в первую очередь, ответить для себя на этот вопрос, и поделиться своим незначительным опытом воцерковления людей, готовящихся к таинствам Крещения и Брака в церкви Святой Троицы в г. Электроугли.

Три беседы. Сегодняшняя огласительная практика, как вы все прекрасно знаете, сводится к трем беседам с крещаемым, его родите­лями и крестными. Благословление священноначалия на проведение бесед перед крещением поначалу вызвало неоднозначную реакцию на приходах. Один замечательный священник, мой друг, владеющий вдохновенным словом, увидев вышедшие рекомендации, говорил мне, что «Первую беседу я провожу по телефону, вторую при встрече в храме, а третью во время крещения». Сложившаяся ранее традиция подготов­ки к крещению в основном подразумевала инструкции о крестильной рубашке, крестике, крестных, дате и времени крещения, и других полез­ных вещах. Признаюсь, что и сам пятнадцать лет назад крестил своего старшего сына в первом попавшемся храме, не имея никакого представ­ления о Христе и Его Церкви. Не знаю, как бы сложилась моя жизнь, если бы священник тогда нам, молодым родителям, попытался донести мысль о том, что крещение — это только лишь начало пути к Богу и, что Церковь никогда не станет своей для человека не ищущего личных от­ношений со Христом. Но могу сказать, что в следующей раз в храм я по­пал будучи глубоко взрослым человеком, совершившим в своей жизни множество недостойных поступков, которые оставили глубокие раны на моем сердце и причинили много страданий окружающим меня.

Непосредственно нашу миссионерскую группу известие о трех беседах обрадовало, так как до утверждения и выхода рекомендаций мы проводили огласительные встречи и часто сталкивались с недо­умением и сомнениями приходящих относительно необходимости какой‑либо подготовки к крещению. Церковный документ, да еще и с формулировкой «не менее», позволил нам, в случае несогласия с на­шей позицией, взывать к авторитету всей Церкви, а не частному мне­нию отдельных священников и катехизаторов. Другое дело, что все мы прекрасно понимаем, что вопрос, конечно же, не в количестве бесед и рекомендованных огласительных темах. Ни один формуляр не мо­жет сделать из человека неверующего и религиозно равнодушного, достойного члена Церкви. Три, четыре десять встреч никогда не вдох­новят человека, который не захочет вдохновиться. Если многие сви­детели жизни Христа, слыша Его слово как власть имеющего, прошли мимо, то что же делать нам, немощным и убогим, свидетельствующим о Нем детям неверующих родителей? Что делать, когда наши собесед­ники, уставшие и измотанные непростой жизнью, работой, семейны­ми проблемами, украв время у своих близких, приходят субботними вечерами в храм, беспокойно смотря на часы, с нетерпением ожидая окончания бесед? А мы не перестаем с тревогой думать, вернутся ли они в следующий раз? Не отпугнет ли их просьба о чтении Евангелия? А как нам самим, грешным, понять, пришло ли время крестить чело­века, или лучше не торопиться и подождать еще немного? Будем ли мы держать ответ перед Господом за то, что привели к духовной прися­ге неверных и непросвещенных людей? Думаю, что очень многие, как и мы, задавали себе эти вопросы.

Опыт трагических событий, имевших место в нашей стране в ХХ веке, свидетельствует о том, что подавляющее большинство хри­стиан соблазнились вызовом времени. Внешнее христианское благо­честие, не основанное на настоящей вере, в один миг развеялось ре­волюционными вихрями, превратившими некогда оплот Православия в самое большое безбожное государство на планете. Милостью Божи­ей, живой верой, кровью и подвигом мучеников, Церкви удалось вы­жить, но многие раны тех времен не уврачеваны до сих пор. Гитлер и Сталин, кровожадные тираны прошлого столетия, погубившие мил­лионы человеческих жизней, были крещеными людьми и, представьте себе, что их восприемники возглашали перед распятым Христом от имени своих крестников Символ веры. Все эти тяжелые размышле­ния наталкивают на мысль о том, что решение о крещении не должно быть легковесным. Можно сказать иначе: учитывая опыт Церкви, мы не должны и не имеем право крестить неверующих людей, в том числе людей, не разрешивших перед крещением принципиальные вопросы веры. Мы не должны крестить детей, родители которых не собираются соединяться с Церковью. Мы не должны сочетать церковным браком супругов, которые не собираются жить христианской жизнью. Наде­яться на то, что Господь найдет путь к неверующему человеческому сердцу можно, но не честно. Так как даже в житейских вопросах мы поступаем иначе. Мы учимся водить машину и только потом выезжа­ем на улицы городов, мы учим своих детей плавать, и только потом разрешаем им самостоятельно ходить на водоем, мы не берем на рабо­ту людей, не имеющих профессиональных навыков. И если в вопросах повседневной жизни мы соглашаемся с важностью научения любо­му делу, то в духовных вопросах мы можем и должны помнить слова Спасителя «Итак идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святаго Духа, уча их соблюдать все, что Я повелел вам».

Как и чему учить? Это один из самых важных вопросов, на ко­торый предстоит отвечать всю жизнь тому, кто имеет отношение к огласительным беседам. Первое, о чем хочется сказать, что очень важно учить, но при этом не превращаться в учителей. Думаю, многие сталкивались с ситуацией, когда к людям выходят духовные всезнай­ки, у которых уже готовы многочисленнее ответы, заготовлены уни­версальные поучения на все случаи жизни. Не успевает в их руки по­пасть несчастный новоначальный или оглашаемый, как такой человек стразу старается стать его духовным наставником. И не важно, стихарь на нем или ряса, он всегда и все знает, в его арсенале многочисленные притчи, истории, монашеские поучения, щедрые советы. Эти люди особой духовной важности, которые устремлены к духовной власти. Они очень быстро занимают пространство между человеком и Богом, видимо, забывая слова Господа, что «один у вас Учитель — Христос, все же вы — братья» (Мф. 23:8). Давайте не будем такими учителями, пом­ня, что свобода, дарованная человеку Творцом, —одна из главных черт образа и подобия Божьего.

Нельзя забывать и том, что человек, впервые приходящий на огласительные беседы, изначально находится в положении прося­щего, и надо быть очень деликатным и сдержанным, чтобы не оттол­кнуть его. Всегда помнить о том, что мы не хозяева в храме, а работни­ки, что мы находимся на территории Бога. Необходимо учитывать, что любая критическая оценка, исходящая от человека Церкви, имеющая национальный, политический, религиозный, социальный характер, может ранить человека, и стать преградой для его веры. Об этом надо помнить всегда.

По сложившейся традиции нашей общины, огласительные встре­чи начинаются с молитвы. Собрания открывают миряне, имеющие опыт церковной жизни и благословление на участие в огласительных беседах. Возможность общения новоначальных людей с церковными мирянами очень важна так как в первое время священник кажется им неким осо­бенным субъектом таинственных отношений, чего нельзя сказать об обычных людях, а миряне могут являться примером того, что такие же, как они, человеки, имеющие житейские заботы, семьи, огороды, детей, далеко не безупречную жизнь, находят свое место в храме. Священни­ки, как правило, присоединяются к нашим встречам несколько позже, когда уже беседа наберет «обороты» и люди станут более открытыми. Это способствует неформальной обстановке и появлению доверия.

От того, какой будет первая встреча, очень многое зависит. Да­вайте сделаем все, чтобы встретить пришедшего как возлюбленного брата, как возлюбленную сестру, как самого дорогого гостя. Человек, делающий первые шаги в храме, должен почувствовать, что его ждут и ему рады. Это важнее любой богословской темы, любого знания и информации, которые мы способны донести. Подобно Господу, кото­рый открыт для всех и принимает любого без условностей и формаль­ностей, так и всем нам подобает встречать людей приходящих в храм. Совсем недавно, на одну из наших встреч, когда мы много говорили о любви и милосердии, пришел человек. От него пахло вином, он был неудобным собеседником, привлекал к себе внимание. Мы невольно начали показывать ему всем нашим видом, что он здесь неуместен, что ему было бы хорошо уйти. Он заплакал и ушел, никто его не остано­вил. И только через некоторое время нам всем стало грустно от того, что занимательные рассуждения о любви и милосердии помешали нам всем явить милость нашему ближнему, пусть и слегка подвыпившему собрату. Проснувшись на следующее утро, этот человек, возможно, ничего не будет помнить, кроме того, что его выставили из храма. Это, безусловно, не значит, что церковь должна быть собранием несчаст­ных выпивох и опустившихся людей, но будем помнить о том, что Го­сподь не избегал общества мытарей и грешников.

С чего начать? На наш взгляд, на первых встречах бывает очень важным поставить вопрос перед родителями, для чего они собираются крестить ребенка? И через нагромождение ангелов-хранителей, порч, сглазов, младенческих болезней, неожиданных смертей, родственных традиций, духовного наследия, постараться донести мысль о том, что главное действующее лицо в Крещении — это Христос. Не ребенок, не батюшка и не крестные, а именно Христос. С нашей точки зрения, задача первых встреч заключается в том, чтобы свидетельствовать перед оглашаемыми о Христе, постараться сделать все, чтобы им за­хотелось соприкоснуться с Ним. Не стоит бояться обсуждения таких вопросов, как, зачем мне нужен Христос и зачем я нужен Ему. Необхо­димо помнить о том, что у любого человека есть личный религиозный опыт, и к этому опыту следует проявлять подлинное уважение. Пусть этот опыт покажется странным или в какой‑то степени нецерковным, но это именно та платформа, от которой можно устремиться к Богу. Когда наступит подходящий момент, имеет смысл деликатно попро­сить поделиться моментами Божьего присутствия в их жизни, сопри­косновений с духовным миром. Именно личный опыт, как «осущест­вление ожидаемого и уверенность в невидимом» (Евр. 11:1), позволяет найти путь к вере.

Особо стоит отметить, что разговор о Христе и Церкви, по на­шему мнению, не стоит начинать с обсуждения грехов и их видов, и уж тем более с наказания за грехи. Наоборот, стоит донести мысль о том, что невозможно верить Христу без уверенности в том, что Господь го­тов простить человеку все, без каких либо условий и условностей. За­мечательно об этом говорить священник Александр Шмеман, «Страх греха не спасает от греха. Радость о Господе спасает. Чувство вины, мо­рализм не «освобождают» от мира и его соблазнов. Радость — основа свободы, в которой мы призваны «стоять»».

По нашему мнению, свидетельство о Церкви Христовой должно начинаться с вопроса о том, что же такое Церковь? Тут нам предсто­ит оттолкнуться от штампованных институциональных представле­ний и попытаться достичь Церкви живой, Церкви, которая состоит из живых людей, собранных вокруг Спасителя. На самом деле это чрез­вычайно сложная задача. Но именно Церковь, как община людей, ста­новится понятной и доступной для ее новых членов. На наших встре­чах мы часто пытаемся выяснить у присутствующих, кто с их точки зрения является главой Церкви. И как можно предположить, многие отвечают что Патриарх, или даже Папа Римский. Но когда мы вме­сте приходим к выводу, что глава Церкви есть Христос, те, кто этого не предполагал, бывают глубоко тронуты.

Один из самых интересных вопросов, который можно поставить перед родителями, заключается в том, почему они, будучи христиана­ми, не имеют потребности быть в церкви, но хотят при этом крещения для своих детей.

В конечном итоге мы пытаемся подвести родителей к мысли о том, что если ими принято решение соединить их ребенка с Господом и Церковью, то до этого момента они сами должны войти в христиан­скую полноту. Поэтому решение о крещении, с нашей точки зрения, необходимо принимать, не раньше, чем родители начнут посещать бо­гослужения, исповедоваться и причащаться святых Христовых Тайн.

Участие в богослужениях является одним из важнейших момен­тов оглашения. В нашем храме есть традиция приглашения оглашае­мых на службы. Но зачастую не навыкшему в богослужении человеку бывает сложно понять, что происходит, в чем смысл того или иного действия, о чем молится церковь, что делает и возглашает священник, что происходит в алтаре. Чтобы у людей была возможность разобрать­ся с этими вопросами, в нашем храме в определенные дни проводятся миссионерские богослужения. Во время этих служб, не нарушая уста­новленного чинопоследования, есть возможность делать пояснения и необходимые комментарии, направленные на понимание смысла и порядка церковной службы.

Очень часто возникают вопросы о восприемниках, и замеча­тельно, когда есть настоящие крестные, люди которые будут молить­ся о своем крестнике или крестнице, вдохновлять их примером своей горячей веры. Но, к сожалению, так бывает не всегда. И мы должны отдавать себе отчет, что в большей степени, ответственность за духов­ное устроение ребенка несут именно родители, и их отношение к вере долгое время будет для ребенка определяющим.

Большой радостью для нас всех является приход в храм взрос­лых людей, которые намерены принять крещение в зрелом возрасте. Если такой человек появляется на огласительных встречах, то нет со­мнений, что Господь радуется вместе с нами. Как правило, взрослые имеют свой жизненный опыт, устоявшиеся взгляды, сформировавше­еся отношение ко многим вопросам.

Идти путем оглашения им бывает очень сложно, так как их учеба закончилась давным-давно. Зачастую предложение начать под­готовку к крещению вызывает у них искреннее недоумение. Как‑то один человек, с трудом сдерживая раздражение, говорил мне, что он столько лет сомневался, и на шестом десятке решил креститься, а тут такие препятствие и палки в колеса. Другой случай, когда услышав об огласительных беседах, почтенный человек отвел меня в сторону и со­общил, что он все понимает, везде, так сказать очереди, и он готов по­жертвовать крупную сумму денег для скорейшего решения вопроса. В подобных случаях стоит попытаться донести до людей мысль о том, что Церковь очень ждет их крещения, и все мы молимся о приближе­нии этого дня, и нет для нас большей радости, как видеть их креще­ными во имя Отца и Сына и Святого Духа. Но нельзя креститься без веры, без желания соединиться с Церковью. С нашей точки зрения, здесь следует проявлять твердость, с любовью и открытым сердцем удерживать людей от скоротечных шагов. В противном случае, чело­век примет крещение, но не узнает Христа.

Если же состоявшийся человек готов искать истину, и сердце его открыто, для катехизаторов он становится настоящим союзником. У него всегда есть вопросы, ему всегда есть чем поделиться, есть что рассказать. Он не готов с легкостью соглашаться, у него всегда живые аргументы, он готов спорить и отстаивать свое мнение. Но приходя к вере, открывая для себя Христа, такие люди проносят верность Спа­сителю через всю свою жизнь, с благодарностью вспоминая о наших встречах.

Неудобные вопросы. К счастью или к сожалению, нам приходится часто сталкиваться с такими вопросами. Большая часть неудобных во­просов касается поведения священнослужителей и негативного церков­ного опыта. Особенно больно слышать, когда люди рассказывают о хам­стве, о замечаниях, сделанных в грубой форме, равнодушии, о духовном насилии, шовинизме, мздоимстве и других вещах, которых по определе­нию не должно быть в Церкви. По нашему мнению, большой ошибкой является оправдание всего этого стандартными формулами, что Господь таким способом испытывает нашу веру или смиряет гордецов.

Один из самых сложных вопросов о том, почему Господь допу­скает зло, почему страдают невинные? Как Бог может допустит смерть ребенка и насилие над теми, кто в больше всех нуждается в Его защите и покровительстве? Следует помнить, что есть вопросы на которые мы не можем ответить за Бога. Я неоднократно был свидетелем, как свя­щенники или миряне стараются дать ответ «любой ценой», и на мой взгляд, это является большой ошибкой. Иногда лучше не дать ответа, но оставить человека и Господа наедине друг с другом.

Отдельно стоит коснуться документов о прохождении бесед. Назначение их понятно и возможно люди смогут их предъявить в дру­гих храмах, как доказательство пребывания на оглашении. Но в них есть что‑то возмутительно нелепое и странное. Еще жива память о справках о причастии и исповеди, имевших место в дореволюцион­ной России. Я полагаю, что надо найти какой‑то другой способ ин­формирования, и вместе об этом подумать. Возможно, это могут быть символические предметы ограниченного выпуска или верительные грамоты, специально изданные Евангелия, но конечно же не справки.

Чтение Евангелия. Нам представляется крайне важным, чтобы во время огласительных бесед их слушатели прикоснулись к Еванге­лию. Нет более интересных и вдохновенных собраний, если люди, гото­вящиеся к крещению или церковному браку, обсуждают прочитанные страницы Благовестия. Прекрасной практикой является совместное чтение Евангелия на огласительных встречах. Проявление живого ин­тереса к чтению Евангелия и глубина обсуждаемых вопросов всегда свидетельствуют о степени готовности оглашаемых или их родителей, крестных, брачующихся, к принятию святого крещения и церковного брака и их будущей верности Церкви Христовой. Мне представляется, что прекрасной и живой традицией может стать подарок евангельской книги всем участвующим в огласительных беседах. В нашем храме уже на протяжении нескольких лет мы стараемся придерживаться подоб­ной традиции.

Крещение. Если все сомнения разрешены, и община и священ­ник уверена, что таинство не будет формальностью и необходимым обрядом, Христос и Церковь действительно стали важнейшей цен­ностью для человека, мы с радостью назначаем день крещения. Здесь очень важно дать понять людям, что крещение — это не частное дело человека, родителей, семьи и даже рода, но важнейшее и долгождан­ное событие для всей Церкви. С нашей точки зрения, присутствие близких и друзей, их участие, их молитва будут большой поддержкой и радостью для нового члена Церкви.

Недопустимым и глубоко противным духу Церкви является удаление матери из храма во время крещения. К сожалению, мы часто слышим о таких случаях.

Стоит упомянуть о том, что сам факт денежного пожертвова­ния за крещение, может толковаться людьми неоднозначно. Поэтому нашей общиной, во избежание любых суждений на эту тему, принято решение отказаться от каких‑либо пожертвований за совершение кре­щения.

В некоторых приходах есть традиция крестить взрослых лю­дей во время литургии. Это действительно прекрасная возможность встретить новородившегося брата во Христе всей церковной общиной, когда вся Церковь молится и радуется о новом члене. Новопросвещен­ный приступает к причастию Святых Христовых Тайн, впервые при­нимая Тело и Кровь по молитвам всей Церкви, еще на сняв крестиль­ную рубашку.

От нас с Вами зависит, как новый член Церкви встретит самый главный день своей жизни, от нас с Вами зависит, найдет ли он по­том свое место в церковной общине, и сможет ли, получив небольшой опыт церковной жизни во время оглашения, пронести его через всю свою жизнь до встречи с Вечностью.

Яков Аранович, ведущий бесед перед крещением в Троицком храме Электроуглей

Читайте также:

Все проповеди Александра Лыкова

Есть вопрос или что-то не понятно? Давайте обсудим! Оставьте свой комментарий или задайте вопрос.

law_conf_07

Крещение ребенка: 5 комментариев

  1. человек должен осознанно принимать решение, принимать крещение или нет, младенец этого не может и родители не могут принимать это решение за него.

    1. Соглашусь с вами, но ситуации бывают разные. К тому же, традиция у нас такая. Так как мы хотим дать своему ребёнку лучшее, поделиться своим лучшим опытом, мы зачастую готовы принять это решение за него. Получается, мы крестим ребёнка по вере родителей. Например, мы с женой пришли в храм как раз на беседы. Ребёнка в итоге крестили, сами в Церкви остались, а он не ходит. Когда вырастет, пусть примет решение сам. Но, повторю, подход у всех разный.

Ваш вопрос или комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

w

Connecting to %s